«Сегодня понимание того, как применить свои знания у постели больного, выходит на первое место»

Как должен вести себя пациент при коронавирусе? Чему Россия может научиться у Китая? Интервью Александра Чучалина, советского и российского пульмонолога, академика РАН, доктора медицинских наук

«Сегодня понимание того, как применить свои знания у постели больного, выходит на первое место» Александр Чучалин. Фото: Александр Щербак/ТАСС

Поток новостей о коронавирусе не прекращается. Заболевание продолжает распространяться по миру, в том числе и по России. Так, 31 марта стало известно, что заболел главврач больницы в Коммунарке Денис Проценко.

Можно ли утверждать, что российские тесты на коронавирус недостаточно информативны? Получится ли остановить инфекцию в России и насколько правдоподобна информация об искусственном происхождении коронавируса? На эти вопросы в интервью Business FM ответил Александр Чучалин — советский и российский пульмонолог, академик РАН. С ним беседовала Алена Копылова.

Главный врач больницы в коммунарке Денис Проценко озвучил два сценария развития эпидемии: итальянский, при котором остановить эпидемию не удастся, и азиатский, где это сделать удалось. На ваш взгляд, по какому сценарию будут развиваться события в России?Александр Чучалин: Мне больше по душе, конечно, китайский вариант. Мне нравится, как Китай провел кампанию, направленную на то, чтобы купировать вспышку коронавируса. В результате они победили. Про них сказали очень хорошо: бойцы в биологической войне, солдатами которой были врачи и медицинские сестры. Можно сказать, что Китай продемонстрировал высокий уровень организации общества по борьбе с коронавирусной инфекцией. Имеются в виду, конечно, меры карантинные, меры организационные. Китай протянул руку Италии для того, чтобы передать свой подход. Надо обмениваться информацией, надо обязательно писать о том положительном опыте, который был достигнут в данном случае в Китае. А если говорить об Италии, то в первую очередь, конечно, поражает отсутствие такой четкой организации, как это было в КНР. Организация — это служба здравоохранения, ранняя диагностика, раннее начало терапии, раннее выявление тяжелых больных, раннее оказание помощи именно тем, которые будут нуждаться в интенсивной терапии. То есть все время не было опережения. Китайцы шли на опережение, они все эти проблемы решали на подступах болезни к организму человека. Поэтому они и победили.В этой пандемии особенно остро встал вопрос: а как должна быть организована лабораторная медицина? Почему так это остро встало? Потому что это все-таки вопрос, связанный с ранней диагностикой, ранняя оценка эффективности проводимой терапии, ну и целых других параметров. А в Италии, к сожалению, в России, в США она не отвечает по своей мощности требованиям здравоохранения. Диагностика проходит в несколько этапов. Скрининг — к нему серьезных претензий [иметь] не можем, потому что он выявляет именно тех людей, у которых надо проводить более точную диагностику. Еще уровень диагностики, который окончательно ставит молекулярный биологический диагноз. В случае России этот диагноз ставят в лабораториях биотехнологического объединения «Вектор», которое находится между Новосибирском и Томском. Поэтому в случае США такой структурой является CDC, которая находится в Атланте.Врачи говорят о росте внебольничных пневмоний в Москве. Якобы, несмотря на то, что коронавирус подтверждается далеко не у всех этих больных, у остальных заболевание протекает схожим образом. Может ли это говорить о том, что отечественные тесты на коронавирус недостаточно информативны?

Александр Чучалин: Первый вопрос — увеличилось ли число больных с пневмонией? Если мы возьмем эпидемиологические данные последних лет, мы не можем утверждать того, что число больных с пневмонией возросло, оно приблизительно то же, оно соответствует тому сезону, который есть. Но увеличилось число больных, которым ставят транспортный диагноз «пневмония», который не подтверждается. То есть имеется гипердиагностика пневмонии на этапе амбулаторного звена и на этапе скорой помощи. Они поступают в стационары, они проходят необходимую диагностику, и практически у 70-80%, а может быть даже больше, этот диагноз снимается.

Что это за больные? Если я буду опираться на свой опыт, нашей больницы, диагноз «пневмония» фельдшер скорой помощи ставит больному с раком гортани, везет его в больницу. У него на самом деле есть эта пневмония, но она связана с его основной болезнью «рак гортани». Или, скажем, другие раковые заболевания, или у больного сложные, тяжелые сопутствующие заболевания — сердечно-сосудистые, сахарный диабет, легочные заболевания и так далее, то есть приблизительно из 10-15 больных, которым поставили диагноз «пневмония», в лучшем случае это будет подтверждено у одного-двух больных. А в основном это больные с диагнозом «ОРВИ». В народе это называется простудой. То есть с простудным заболеванием скорая помощь больного привозит в специализированные стационары города Москвы, где эти больные оседают. Но среди этих больных есть те, на которых нужно обратить особое внимание. В первую очередь надо собрать эпиданализ. Человек прилетел из Милана, как это было в Коммунарке, больной, которым я занимался. Или, допустим, прилетел из Испании, из Великобритании и так далее. Остро стоит проблема болезни у путешественников.

Как прервать эту цепочку? Конечно, резко надо сократить число путешествий. Но есть триада симптомов. Первое — это лихорадка, то есть повышение температуры, второе — это сухой непродуктивный кашель. Человек кашляет, но продукции активной мокроты нет. И третий признак — это дыхательный дискомфорт. То есть появляется чувство одышки. Особенно надо обращать внимание на тех пациентов, которые ночь не смогли провести спокойно из-за вот этих двух последних признаков — всю ночь прокашлял и всю ночь задыхался. Вот этим больным надо уделить самое пристальное внимание. Ну а врачу, который осматривает таких больных, рекомендуется сделать обязательно исследование насыщения периферической крови кислорода, так называемую пульсоксиметрию. Цифры имеют большое значение, потому что в последних рекомендациях, которые пошли по департаменту здравоохранения, указана цифра 93%. Неправильно. Цифра — 94%. С какой цифры ставится диагноз «сахарный диабет» или «артериальная гипертония»? Гипоксемия ставится при цифре 94%. Бейте тревогу при этих симптомах. А где грань различия простудного заболевания, обычной банальной пневмонии и пневмонии, которая возникает у больных, переносящих инфекцию, вызванную коронавирусом? Но эта уже ситуация отражает вирусно-бактериальную инфекцию дыхательных путей, когда падает кислород — это уже присоединение бактериального начала.

Может ли человек подхватить сразу несколько инфекций, а не один только коронавирус? Например, сразу коронавирус и грипп.Александр Чучалин: Я на этот вопрос отвечаю положительно. Коронавирусы всегда были в ассоциации, наиболее часто — с риновирусом, и поражали верхний отдел дыхательных путей. Когда присоединяется пневмония, всегда иммунодефицит, связанный с поражением иммунной системы дыхательной системы. Он позволяет микроорганизмам не только проникнуть в нижний отдел дыхательных путей, но и, как мы говорим, колонизироваться. То есть бурно разрастаться, бурно множиться как вирусам, так и бактериям. Поэтому за короткое время происходит цепная реакция, связанная с тем, что и вирусы, и бактерии начинают мультиплицировать в огромных-огромных количествах — миллиарды клеток, которые приходятся на дыхательные пути, особенно нижний отдел дыхательных путей.Говорят, что лекарства от этого коронавируса на данный момент не существует. Но вы же как-то лечите больных. Разработан ли уже протокол лечения коронавирусной инфекции и пневмонии, которую она вызывает?Александр Чучалин: Само лечение должно быть привязано к определенному периоду коронавирусной инфекции. Первый период — период проникновения вируса в организм человека, мы называем его инкубационным. Человек этого не знает, сигнальная система его организма не посылает сигналов тревоги. На этот период приходится около недели, но он очень важен. Период номер два — когда у человека появляются признаки легкого простудного заболевания. Они могут быть системными — например, небольшое повышение температуры, возможно, невыраженная головная боль, боль в мышцах. И местные локальные симптомы. Они появляются именно в тех местах, где вирус внедрился, а это насморк — риновирус, это отечность слизистой носа, там происходит мультипликация вируса и умеренная боль в области глотки, там тоже вирус активно размножается. Вот это второй период, когда надо к нему отнестись уже насторожено и думать о проведении того или иного лечения. Третий период, когда резко все меняется в судьбе человека, он становится тяжелым больным. Подскочила температура, наросли общие симптомы слабости, недомогания, разбитости у этого человека. Период четвертый у каждого по-разному длится, но где-то тоже все разбивается на срок от пяти до семи дней. И вот следующий период — это период уже серьезных осложнений, когда развивается вирусно-бактериальная пневмония, и она требует, конечно, активного лечения. Здесь уже медлить нельзя, нужно человеку активно помогать. И наконец — жизнеугрожающие осложнения вирусно-бактериальной пневмонии, которые проявляются признаками шокового легкого. Что такое шоковое легкое? Это нарушенная способность легкого обеспечить газообменную функцию. Если человек это переживает, у него, как правило, состояние такого глубокого иммунодефицита, развивается сложная пневмония, как правило, грибкового характера.А теперь давайте вернемся к вопросу, как лечить. Панацеи на все эти периоды не существует. Нет таблетки, которая помогла бы оборвать инкубационный период, нет таблетки, которая бы сразу вылечила вирус бактериальной пневмонии, и нет таблетки, которая лечила бы шоковое легкое. Каждый из этих этапов — это своя схема лечения. Поэтому первый этап — этап первичной профилактики, когда человеку надо помочь максимально удалить из организма проникшие вирусные частицы. Рекомендуется промывать носовые ходы обычным физиологическим раствором — теплая вода, соль, каких-то замысловатых вещей делать не надо. Нужно сказать, чтобы человек обязательно укреплял свои слизистые, повышал их иммунитет, мы, врачи, называем это мукозальным иммунитетом. Мукоза — слизистая. И есть витамины, такие как витамин А, витамин Е, витамин аскорбиновая кислота и цинксодержащие соли — это все то, что помогает слизистой дыхательных путей, чтобы была хорошая регенерация погибших эпителиальных клеток, чтобы было хорошее капиллярное кровообращение у этих людей и чтобы была достаточно высокая антиоксидантная активность на территории носа, ротоглотки, трахеи и крупных бронхов. Это первичная профилактика.Прошла информация, что Ангеле Меркель применили пневмококковую вакцину и сделали это якобы в целях профилактики заражения коронавирусом. Пожалуйста, прокомментируйте.Александр Чучалин: Эту вакцину они применили для того, чтобы сдержать возможность развития коронавирусной пневмонии. Почему немецкие врачи выбрали пневмококковую вакцину? Это вакцина 13-валентная, называется она превенар. У нее два очень важных свойства: повысить иммунитет против пневмококка и поднять врожденный иммунитет. Итак, мы с вами обсуждаем самое начало и самый первый период, чтобы инфекция не разгулялась, чтобы она не имела такого губительного действия на организм человека.Этап номер два — легкое недомогание, умеренная температура, насморк, заложенность носа. Это период, когда перед врачом и пациентом стоит вопрос, нужно ли назначить антивирусные препараты. Китайские врачи, используя искусственный интеллект, обработали большой массив информации на тему того, что реально помогает человеку в этот период. И нужно сказать, что из всех существующих антивирусных средств эффективнее проявили себяте лекарства, которые применяют для лечения гриппа. Это группа, которую мы называем ингибиторы нейраминидазы. Надо обязательно подумать — нужно назначать, не нужно назначать. Фантазий, предложений очень много.Период номер три — вирусно-бактериальная пневмония. Вирусно-бактериальный этап требует назначения продолжения антивирусной терапии, усиления этой антивирусной терапии, перевода на более высокие дозы лечения, и обязательно назначаются антибактериальные препараты, антибиотики. Если поставлен диагноз «вирусно-бактериальная пневмония», ни о каком домашнем лечении речь не может идти. События могут разворачиваться драматично быстро. Поэтому дома можно остаться на первом этапе, на втором этапе. Это черта, которую переходить нельзя, это больные, которые требуют помещения в стационар, хорошо оснащенный и имеющий все средства для оказания помощи в случае трагичных сценариев, которые могут возникать. Но вот этой антивирусной, антибактериальной терапии недостаточно, таким больным рекомендуется обязательно добавить иммунные препараты, и как правило, это иммуноглобулин, который можно вводить только в стационарных условиях под хорошим мониторингом, контролем и так далее. Идет медикаментозная эскалация и иммунная терапия у этих больных. Плюс к этому обязательно добавляется кислород, усиливается респираторная поддержка. Себя хорошо зарекомендовали средства, которые обладают высокой антиоксидантной активностью.Четвертый сценарий, который может случиться с больным, — это шоковое легкое, лекарства здесь уже роли большой не играют. Здесь играют большую роль так называемые методы современной респираторной поддержки, включая механическую вентиляцию легких. В случаях резистентности к тканям кислорода показана экстракорпоральная гемоксигенация — то, что сегодня знает научная медицина по этому поводу. Проходит апробация новых методов респираторной поддержки с включением термического гелия, оксида азота, но это пока мы видим пилотные такие исследования у тяжелых больных, у которых проходят вот все эти.Поэтому давайте вернемся к самому началу вопроса, который вы передо мной поставили. Панацеи нет, и каждый этап этой болезни требует разных методов лечения. Методы первичной профилактики, которые включают и применение вакцин специфического действия, метод приема уже антивирусных препаратов — это второй этап. Третий этап комбинированной терапии, который включает антивирусную терапию, антибактериальные препараты, иммунную терапию с активной поддержкой иммунного ответа, и активная антиоксидантная терапия. И наконец, методы реанимации, основанные на применении искусственной вентиляции легких и экстракорпоральной гемоксигенации.Все понимают, что заразиться сегодня в основном рискуют врачи. Вы тоже находитесь в центре событий, лечите больных коронавирусом. Как вы защищаетесь? Что вы можете посоветовать другим врачам?Александр Чучалин: Конечно, особых никаких средств я не применяю, и я думаю, что все время я в окружении тяжелых, сложных больных, поэтому от них я, наверное, получаю зарядку иммунную, эта проблема меня не касается. Но я не хотел бы, чтобы все врачи последовали моему примеру. Вот всем врачам я хочу сказать: они находятся в группе высокого риска, из всех контингентов на первое место выходят сестры и врачи. Поэтому врачи обязательно должны прислушиваться к тому, что я сказал. Врачам я бы посоветовал, в частности, не пренебргеать введением антипневмококковой вакцины. Плюс к этому надо обязательно соблюдать очень хорошую гигиену, гигиену полностью носа и ротоглотки, врачи это должны взять на вооружение. Это очень серьезно.Всегда ли симптомы коронавируса связаны с дыхательной системой? Могут ли быть нетипичные проявления?Александр Чучалин: Желудочно-кишечные проявления при этой инфекции могут иметь место, потому что тонкий кишечник и другие отделы кишечника выстланы эпителиальными клетками, а биологической мишенью этого вируса как раз являются эпителиальные клетки. Поэтому у некоторых больных появляются кишечные спазмы, неустойчивый стул, тошнота, рвота, иногда мы это называем кишечной формой гриппа, существует такой жаргонный термин. Это бывает.Есть неясные вопросы, на которые мы можем ответить спустя какое-то время. Человек перенес острое заболевание, ну, скажем, человек переносит острую ангину, к примеру острый тонзиллит. А проходит какое-то время, у него развивается ревматизм, нефрит — поражение почек. В случаях острой коронавирусной инфекции — поствирусный период. Чем он будет характеризоваться? Мнения, которые высказываются в научной литературе, обращают внимание на то, что возможно развитие фиброза легких, и поэтому ранняя диагностика фиброза легких имеет большое значение, о чем мы можем говорить при исследовании функций дыхания. Иначе говоря, больной, перенесший коронавирусную инфекцию, за эти две-четыре недели не должен уйти от внимания врачей. Он должен обязательно быть обследован через три месяца, через шесть месяцев, через девять месяцев, через год. И методом обследования, помимо внешнего осмотра, является динамика функциональных изменений вентиляционной функции легких. Это проведение спирометрии, определение диффузионного теста.Весь мир обеспокоен ростом идиопатического легочного фиброза — это инвалидизирующая одышка. Есть некоторые суждения, которые высказывают в разных странах разные авторы, допустим, японские авторы, они говорят о том, что с коронавирусом связан рассеянный склероз. Так это или нет, убедительных данных не получено. Есть суждение о том, что коронавирусная инфекция негативно сказывается на трансплантации костного мозга, особенно у тех лиц, у которых развивается после успешной трансплантации одышка, и одышка, которую связывают с так называемым облитерирующим бронхиолитом. Считается, что коронавирус имеет к этому отношение. Но четких доказательств того, что это причинно-следственное отношение, на сегодняшний день все-таки нет. Требуется наблюдение. Эта пандемия, с которой человечество столкнулось, откроет нам глаза на некоторые другие болезни, которые для нас были неясными и непонятными. Я уже перечислил эти болезни. Единственное, чего нет, если сопоставлять, скажем, коронавирус и риновирус, риновирус часто приводит к развитию аллергических заболеваний, бронхиальной астме. Вот связать астму с коронавирусом никому не удалось, такой связи не существует.В 2009 году по миру прокатилась эпидемия гриппа H1N1. В народе он известен как «свиной грипп». Тогда всемирный карантин никто не объявлял.Александр Чучалин: Если сравнивать со свиным гриппом, он более тяжелый. Конечно, это несопоставимо с тем, что происходит сегодня. Но масштабы — 180 стран, немцы купируют вирус и определяют как бы в основном пандемическую ситуацию, он в этом отношении существенно превышает то, что было с теми инфекциями. Почему, собственно говоря, беспокойство медицины, в каком плане? Вот когда инфекция передается от человека к человеку, идет эта передача: заболел молодой мужчина, заболел потом его отец, мать и так далее. У отца это тяжело протекает, и отец получает сегодня самую современную медицину уже реанимационного плана, а сын выписан из больницы. Вот когда возникают такие семейные очаги, мы это называем эпидемиологическими кластерами, то там от человека к человеку когда передается, то последующие могут болеть тяжелее предыдущих. Поэтому такая настороженность сегодня. Вероятность того, что эта инфекция будет тяжело протекать, вот это является заботой сегодня, нужны меры, чтобы не допустить этого. Поэтому проблема ранней диагностики, раннего лечения, недопущения вот этих жизнеугрожающих осложнений этой болезни — это основная задача, которую китайцы блестяще решили.Коронавирус проверяет на прочность государства, жизнестойкость культур, национальный менталитет. В Китае удалось остановить инфекцию. Как вы считаете, не помешает ли «русский авось» сделать то же самое у нас?Александр Чучалин: Государство берет на себя определенные обязательства. Скажем, построить такие больницы, как в Коммунарке. Государство должно ориентироваться, что это хороший уровень. Государство должно действительно обеспечить высокий уровень реанимационной помощи больным, скорой помощи и так далее. Но есть обязанности человека. Каждый должен понимать обязанность, чтобы не стать источником беды в своем окружении. Не соблюдая рекомендации карантинного плана, он может стать этой бедой для общества. Он может стать бедой в семье, на работе, он может стать проблемой в транспорте, куда он пришел больной, и так далее. Каждый должен это понять. Болезнь быстро протекает — где-то две недели, иногда, может быть, немного побольше. И государственная медицина сегодня делает все, чтобы локализовать эту инфекцию. И медицина понимает: для того чтобы не было бедности, чтобы был достаток у человека, выйти из этой пандемии, это спасение, это национальная безопасность в конечном счете. Поэтому у каждого человека очень высокая прямая обязанность перед семьей, перед обществом, в котором он живет.Мне понравилась история с пациентом, поступившим в Коммунарку, к которому Алексей Хрипун меня уже в ночь позвал. Он прилетел из Милана и понял, что заболел. Он не стал тянуть, заниматься самолечением, пришел к своему участковому врачу, а тот забил тревогу по эпиданамнезу и симптомам, которые увидел, и взял у него анализы на исследование, и действительно подтвердился коронавирус. Врач правильно сделал — и пациент правильно поступил. Я привожу пример, как правильно должен повести себя гражданин. Он поступает в Коммунарку, ему делается компьютерная томограмма, которая выявляет пневмонию, а она не была слышна, эндоскопом не улавливалась. И врачи, которые столкнулись с этим фактом, позвали меня, чтобы мы провели консилиум. Это пример, как все нужно сделать. Должен быть обязательно врач уровня эксперта, должен быть хорошо образован врач первичного звена, должны быть хорошо отлажены службы лечебного стационара, которые принимают на себя больного, должен консилиум выбрать план действий, какое лечение назначить этому больному, и так далее. Мы продемонстрировали этим примером. Когда этот больной выписывался, он мне послал благодарность, что я оказался около него и помог ему справиться с этой болезнью, он осознал, насколько все это действительно серьезно. Я считаю, этот человек все сделал абсолютно правильно. Это пример для всего общества.Насколько правдоподобна информация об искусственном происхождении коронавируса?Александр Чучалин: Более 30% населения земного шара при рождении и при развитии многократно переносят инфекцию, которая называется «коронавирусная», известны четыре серотипа. Сейчас к этим четырем серотипам прибавилось три новых: SARS, который был в 2003 году, MERS, который был в 2012 году в Саудовской Аравии, и SARS-CoV-2. Есть генные неповторения у всех этих вирусов, то есть они являются мутантами. Эти мутанты появились вследствие человеческой деятельности. В 2002 году это появилось вследствие того, что человек содержал ферму, где выращивали определенный вид африканских кошек, и их потовые жидкости использовали тогда в парфюмерной промышленности. В 2012 году на фермах, где разводились верблюды, возникла эта вспышка. То есть интерфейс между животным миром и человеком и то, чего никогда не было в человеческой популяции, человек приобрел от контакта с животным миром. Ситуация сегодня связана в основном с определенным видом летучих мышей, которых китайцы специально размножают и используют в своих продуктах питания и так далее. А самое главное, оказалось, что испражнения этих летучих мышей поражают продукты, которые были на рынках, не только морепродукты, а все другие. Это биологическая цепочка, которая сегодня восстановлена. Поэтому для того, чтобы ее оборвать, надо в первую очередь эффективно бороться с биологическим резервуаром, как это сделали, скажем, с кошками: теперь их не разводят, нет этих ферм, и эта тема поутихла. Или как с верблюдами: приняли определенные меры по очистке, по диагностике, и сейчас эта тема если возникает, то в отдельных случаях.Как получится на сегодняшний день? Китай демонстрирует высокий уровень решения всех проблем, я думаю, что они тоже смогут решить эту проблему в Ухане, потому что это ведь единственая провиция в Китае, где все это произошло. Конечно, когда обсуждается эта тема, волей-неволей возникает военная тематика: «Не является ли это биологическим оружием»? И нужно сказать, что органы дыхания являются именно той биологической средой, на которую нацелен так называемый биотерроризм. Если вы помните историю США, когда в конвертах распространяли споры сибирской язвы, и тогда 40 млн американцев принимали антибиотик, чтобы предотвратить поражение дыхательных путей сибирской язвой. Конечно, это тяжелое заболевание. Оно практически фатальное. Но вот тогда удалось это преодолеть.Ну и другие примеры можно привести, когда органы дыхания являются мишенью, когда применяют биологическое оружие. Есть этот сценарий или нет? На эту тему трудно как-то определенно говорить. Есть некоторые вопросы, потому что это связано с теми городами, где были лаборатории, в которых изучалась биология этих вирусов. Так это или не так, я думаю, что что-то прояснится, а что-то будет ясней сказано. Но сегодня это просто догадки и гипотезы, которые основаны больше на размышлениях, чем на получении определенных фактов. И сегодня, конечно, очень важно получить информацию идентификации китайских серотипов. Серотипы, которые циркулируют на севере Италии. Там, где наука смогла бы действительно сказать более определенно, что произошло с человеком в этот период.Сейчас проходят научные исследования по этому поводу. То есть изучается геном этих вирусов. В случае китайского вируса он уже изучен, 31 декабря 2019 года эта тема была закрыта. А миланский вариант еще не опубликован. Неизвестно, повторяет ли он полностью тот вариант, который был в Китае, или чем-то отличается. Эта информация, которая сегодня еще не представлена общественности.Александр Чучалин: У мутирующих штаммов, которые мы называем серотипами, действительно проявляются свойства, которые не характерны для так называемого обычного коронавируса. Чем он отличается? У него другое идеологическое поле. У него высокое сродство к определенным рецепторам. Эти рецепторы называются ангиотензинпревращающий фермент второго типа. Этот рецептор находится в эпителиальных клетках альвеолоциты. То есть там, где происходит газообмен. И эти клетки, поражаясь вирусными частицами, они теряют способность регулировать водный электролитный обмен. Поэтому трагедия состоит в том, что при колонизации этих вирусов в организме человека наступает развитие шокового легкого. Почему? Потому что вершиной являются эти клетки. Но для биологических серотипов, которые приводят к развитию насморка и простудных заболеваний, это не является типичным. Это атипичное проявление. И поэтому складывается впечатление, что это создано в лабораторных условиях. Имеется в виду от животного. Ну, допустим, ферма кошек в норме-то в природе не существует или ферма по разведению верблюдов в норме-то не существует. То есть созданы биологические условия, в которых происходят эти изменения, о которых я говорю. Мы на примере с SARS 2002-2003 годов перестали разводить фермы.Эпидемиологи говорят, что остановить пандемию можно только вакциной. Карантинные меры лишь замедлят распространение инфекции, но не остановят пандемию. Дождемся ли мы вакцины? Есть ли надежда, что нам все-таки удастся остановить эпидемию в России? И возможно ли это вообще сделать в отдельно взятой стране?Александр Чучалин: Да, сегодня в мире проводятся испытания четырех вакцин: три в США, одна в Германии, и наши тоже приблизились к тому, чтобы испытывать эту вакцину. Нужно сказать, что первый вариант вакцины был в России создан еще в 2003 году, когда был SARS. Тогда военные вирусологи выполняли поставленную перед ними задачу, и тогда вакцина была приготовлена. Но тогда это не коснулось никак России. И ситуация отличается от 2003 года тем, что у нас есть реально больные, инфицированные коронавирусом. Поэтому иметь вакцину — это очень важно. Ее надо разрабатывать. Карантинные меры являются предельно эффективными методами снижения уровня заболеваемости населения. Без них никакие вакцины и никакие антивирусные препараты не помогут. И Россия закрыла границы с Китаем — и так решила проблему распространения вируса с восточной части. Другое дело, что невозможно было закрыть границы с Западной Европой. И эта проблема переросла в проблему болезни путешественников, я еще раз повторяю, каждый человек, сидя у себя, должен подумать, что может сделать для того, чтобы предотвратить распространение этой инфекции: ограничить поездки — раз, сократить всякого рода контакты — два, сделать правила первичной профилактики действенными — три.Я не склонен драматизировать всю эту ситуацию и представлять ее как ситуацию чумы или еще каких-то больших инфекций, как было с сибирской язвой в конвертах в США. Это другого рода. Никто не хочет говорить о том, как сработала медицинская наука. 14 декабря поставлен первый диагноз, 31 декабря расшифрован вирус и показаны те изменения, которые есть. 4-10 января сформирована концепция эпидемии, сделан доклад Всемирной организации здравоохранения, начались масштабные профилактические мероприятия. Помните, как все это разгоралось в Ухане? Надо этот опыт сегодня взять. И китайцы нам этот опыт показали. Если мы не последуем этому опыту, будем хлебать эту инфекцию непонятно сколько. И та же Германия, и те же США, Италия. Надо взять и применить в своей собственной стране опыт КНР. Если плохо работают лаборатории, если нет достаточного образования в обществе, если человек не понял — конечно, инфекция будет ползти. Это очевидно все. Надо полностью взять сегодня те решения, которые сделали китайцы, в первую очередь это образование общества: как правильно учить общество соблюдать карантинные мероприятия. И китайцы это хорошо продемонстрировали. Они хорошо продемонстрировали ответственность человека перед обществом, продемонстрировали, как должна быть организована система здравоохранения. И те рекомендации, которые они дают, просто потрясают своей в первую очередь добротой, четкостью и ясностью мероприятий. Как должна работать наука, которая имеет хорошее материальное обеспечение и способна сделать диагностику и создать за короткий промежуток медикаментозные препараты, средства, вакцины. Китай показал, как за предельно короткий промежуток времени можно обеспечить всю страну с таким населением четкой лабораторной медициной, чтобы рано диагностировать и лечить таких больных, не допуская тяжелых форм заболевания.Пандемия коронавируса тестирует на жизнестойкость систему человеческих ценностей. В частности, в Италии не хватает аппаратов для искусственной вентиляции легких, и если стоит выбор, кого взять на лечение — молодого человека или старика, берут молодого человека. Как вы можете это прокомментировать?Александр Чучалин: Есть такое понятие — клиническое лечение. Есть тяжелобольные, которым правильно поставлен диагноз, правильно прочтена компьютерная томограмма, правильно оценен анализ крови. А есть этическое лечение — этика. Этика всегда построена на конфликтах. И первая проблема, которая стоит перед человеком, — оценить ценность человеческой жизни. А она цены не имеет. Поэтому Достоевский на эту тему очень хорошо всегда говорил, что слезы даже одного ребенка — это большая-большая трагедия. Поэтому пожилой человек, молодой, ребенок, уходящий из жизни от болезни, которую можно было предотвратить, но по каким-то причинам не удалось, — это аморально для общества. Это общество аморально само по себе, потому что было неспособно обеспечить знание, что и как. Мы это знаем, что это вирус. Вирус, который имеет такую-то структуру, знаем его генетические последовательности, мы знаем, как вирус внедряется в организм человека, мы знаем, что с ним связано ослабление приобретенного иммунитета. А знание, как поставить диагноз, знание, как не допустить тяжелых форм, знание, как обеспечить современные методы лечения, и знание, как не дать человеку умереть. Возраст, если он оценивается как добродетель человеческой жизни, — это аморально.Коронавирус тестирует на человечность и нас, россиян. Наши врачи, которых только что сокращали и наказывали, сегодня не жалеют своих сил и здоровья, работая буквально на износ. А вот богатые спешно скупают аппараты для искусственной вентиляции легких в личное пользование.Александр Чучалин: Давайте вернемся к китайцам. Богатые китайцы покрыли все кредиты врачей и медицинских сестер. Когда у них все закончилось и Китай объявил: «Мы вышли из эпидемии», — богатые все скупали приборы для искусственной вентиляции легких. Они оплатили все кредиты, все долги, которые имели врачи, сестры. Как в Китае, так и в нашей стране это не высокооплачиваемые специальности. Знаете, сегодня такое достоинство, которое пришло к врачам Китая, я думаю, — это очень хороший пример этического общества, которое понимает, что оно может быть гармонизировано, когда общество без врачей не может жить ни одного дня. И без прибора мы знаем хороших врачей, которые могут решать много-много проблем в жизни человека. Поэтому это очень важно.Ко мне обращаются врачи из разных городов: из Тюмени, Бишкека, не буду я все перечислять, конечно, московские наши центры. Обращаются в связи с тем, что надо лечение назначить, убедиться в диагностике. Мы все делаем так, что необходимость в искусственной вентиляции легких пропадает. Потому что люди выздоравливают, они выходят из этого состояния. Сегодня понимание того, как применить свои знания у постели больного, выходит на первое место. Поэтому образование врачей в критические такие моменты выходит на первое место. Создание гибридных врачебных команд имеет очень большое значение для того, чтобы преодолеть пандемию, которая коснулась нашей страны в том числе. У нас хорошие коллективы. Особенно коллектив врачей в Коммунарке. Много таких примеров. И те врачи, которые мне звонили из Тюмени, из реанимационного отделения, замечательные в Бишкеке. Сегодня звонили из Новокузнецка врачи. Знаете, я хочу сказать, что у меня совесть чиста, потому что я понимаю, что они — одни из лучших врачей вообще в мире, которые со мной контактируют, беспокоят, ставят вопросы и помогают выйти из тяжелых и критических ситуаций. Поэтому страна богатыми, возможно, и не может гордиться, а вот врачами, без которых государство не может прожить ни одного дня, — да.

Источник www.bfm.ru